Обычная версия сайта
Размер шрифта
A-
A+
Интервал
-
+
Цвет сайта
Ц
Ц
Ц

Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение Иркутской области
ИРКУТСКИЙ ТЕХНИКУМ МАШИНОСТРОЕНИЯ им.Н.П.ТРАПЕЗНИКОВА
Год основания1868 годЯзыки образованияРусский

Исторический очерк


Исторический очерк.
Иркутск - город старый. Он несет на себе весомый груз памяти о людях, которые в нем
рождались и умирали, любили и страдали, работали и творили - просто жили. Город богат
святостью церквей, природой, архитектурными зданиями.
При въезде в предместье Марата за кованой оградой высится огром­ный дом, похожий на 
средневековую крепость со сторожевыми башенка­ми. Здание внушительно и красиво.
Кирпич его стен под налетом времени сменил былой красный цвет на бурый.
Отныне здесь располагается Иркутский техникум машиностроения им.Н.П.Трапезникова,
который ведет историю от ремесленно-воспитательного заведения им. Никанора Петровича
Трапезникова, открытого в середине 19-го века. В его историю странным образом вплетены
имена купцов-меценатов Трапезниковых, декабриста С.П. Трубецкого, создателя Иркутской
картинной галереи В.П. Сукачева.
Приоткроем одну из страниц прошлого, заглянем в Иркутск века де­вятнадцатого,
где жили первостатейные купцы Трапезниковы. В дорево­люционном Иркутске, пожалуй,
не было человека, ничего не знавшего или не слышавшего о купцах Трапезниковых.
Ходили горожане по Боль­шой и Малой Трапезниковским улицам (современные улицы
Желябова и переулок Богданова), за покупками шли на торговую площадь, именуе­мую также
Трапезниковской за обилие на ней принадлежавших им ла­вок, да и особняки их находились
поблизости (Современная площадь Труда).
Откуда происходил глава фамилии - Петр Дмитриевич Трапезников (1747 - 1815 гг.) - неясно. 
Известно лишь, что начал он свои торговые де­ла еще в конце восемнадцатого века,
участвовал в освоении Аляски, вы­делял средства для начинаний Г. И. Шелехова. Из мелкого
торговца пре­вратился старший Трапезников в купца первой гильдии. Незадолго до смерти
передал он свои дела в руки возмужавших сыновей, а было их у него немного-немало - пятеро:
Николай, Филипп, Никанор, Константин и Андрей. Фирма «Братья Трапезниковы»
пользовались уважением в дело­вых кругах. Они занимались торговлей товарами из
европейской России, вели через Кяхту обмен с Китаем (пушнина, сельскохозяйственные
про­дукты). Также занимались винокурением и казенными подрядами, золотодобычей.
Им принадлежали золотые прииски, раскинувшиеся по всему Сибирскому краю: в
Ленско-Витимском, Западно-Забайкальском и Нерчинском горных округах. По рекам ходили
пароходы, принадлежав­шие семейной фирме.
С богатством росла и власть. Братья играли серьезную роль в управ­лении городом. 
Так, старший из братьев – Николай, занимал должность ратмана в городском магистрате,
Филипп был заседателем в Гражданской палате, Никанор и Константин по очереди занимали
пост городского го­ловы. В 1831 году Константин обращается в Сенат с просьбой присвоить
ему и братьям звание потомственных почетных граждан города Иркутска, что и было
сделано после небольших проволочек. К этому времени бра­тья имели большие семьи,
их род насчитывал около сорока человек. По­степенно связи между членами ослабевают.
Третье поколение Трапезни­ковых предпочитает вести дела самостоятельно. И лишь одно
остается общим - благотворительность.
Надо отдать должное иркутскому купечеству и золотопромышлен­никам. Они широко 
жертвовали средства на строительство школ, боль­ниц, сиропитательных домов, приютов,
а также театров, музеев, издание книг, организацию экспедиций по освоению
Сибири и Приамурья. В из­вестном смысле Иркутску повезло: по размаху
благотворительности с ним могут сравниться немногие города России.
Творение добра было традицией помощи «сирым и убогим». Для Трапезниковых 
меценатство и благотворительность становились обяза­тельными, эта традиция
передавалась из поколения в поколение. Братья Трапезниковы пожертвовали средства на
строительство Гостиного двора, их дети осыпали город щедрым дождем даров, их имена
связаны с Казан­ской церковью, зданием Географического общества и музея ВСОРГО,
бо­гадельней А. Трапезникова, драматическим театром и техническим учи­лищем.
Ремесленно-воспитательное заведение им. Н.П. Трапезникова - дар городу от 
Иннокентия Никаноровича Трапезникова.
Иннокентий Никанорович Трапезников (1830-1865 гг.) остался по­сле смерти отца 
Н.П. Трапезникова (1786 - 1847 гг.) наследником значи­тельного состояния, которое было
еще и приумножено его трудами. Но здоровье Иннокентия Никаноровича рано подточила
тяжелая болезнь. Желая оставить о себе хорошую память и выполнить последнюю волю
отца, во второй половине 19-го века он выделил средства для создания сиротского приюта,
собираясь позднее преобразовать последний по типу открытого в 1938г. сиропитательного
дома Елизаветы Медведниковой для девочек, только данное заведение должно было быть
исключительно для мальчиков.
И.Н. Трапезников оставил завещание, его капитал помимо обычных выдач денег на
поминовение души, похороны и другое, делился на три части:
1. Матери.
2. Сестре Александре Портновой, племяннику Владимиру.
3. На благотворительные нужды.
Последняя и самая крупная часть капитала передавалась городу для выплаты пособий
5-10 девицам и стольким же молодым людям из бедных семей коренных жителей
г. Иркутска для вступления в брак по сто руб­лей.
После тщательных подсчетов и продажи части имущества И.Н. Тра­пезникова, последовавшей
после смерти последнего, первоначальная сумма состояния, оцениваемая ранее в 830 тысяч
рублей, возросла до 4,5 миллионов рублей. Вновь открывшиеся обстоятельства привели к
тяжбе Городской Думы с законными наследниками Портновой и Сукачевым, длившейся
около 16-ти лет. Дело было решено полюбовно: имущество поделили поровну. Вот так В.П.
Сукачев получил средства, позволившие ему открыть публичную картинную галерея в Иркутске.
Дума выполнила волю завещателя — ремесленно-воспитательное заведение было открыто 
13 сентября 1868 г. (дата открытия упомянута в газете «Иркутские ведомости» за 1974 год).
Устав был утвержден позд­нее - 10 апреля 1874 года Советом Главного Управления Восточной
Си­бири. Согласно Уставу, в городе Иркутске учреждается мужское благо­творительное
заведение для обучения грамоте и ремеслам детей бедных граждан города и крестьян
Иркутской губернии. Заведение управлялось попечительным Советом. Средства на
содержание шли из капитала, по­ложенного в банк при сиропитательном доме
Елизаветы Медведниковой. Устав определял главную цель заведения следующим образом:
нуж­но, кроме призрения бедных мальчиков, дать им общее и ремесленно-техническое
образование, чтобы, выйдя из заведения, ученики «могли существовать трудами рук своих и
быть полезными гражданами». Это и определило перечень изучаемых предметов:
- Закон Божий;
- русский язык (чтение и письмо);
- начала арифметики и геометрии;
- черчение и рисование с натуры в рамках, необходимых для будущей профессии;
- наглядное изучение по моделям и чертежам механики;
- краткая русская география;
- естествознание;
- основы гигиены.
Воспитанники обучались следующим ремеслам: портное, сапожное и башмачное, 
переплетное, кузнечное и слесарное, токарное, столярное и плотницкое дело.
Обучение начиналось с 7-9 лет, срок учебы - 6 лет. Воспитанники в течение 6 лет получали
бесплатное содержание: помещение, одежду, обувь, питание, медицинское обслуживание.
Постоянно обучалось около 100 человек, а ежегодные выпуски составляли 10-15 человек.
Ежегодно, 27 июня, в день памяти И.Н. Трапезникова производился публичный акт выпуска
учеников. Показавшие сред­ние способности, получали свидетельство подмастерья,
лучшие - диплом мас­тера, позволявший открыть свое дело. Даровитые ученики могли
продол­жить образование по решению попечительного Совета в Иркутском Тех­ническом
училище, на содержание последнего из капиталов учредителя, т.е. заведения, выделялись
регулярно средства. Окончившие училище с успехом, имели право по усмотрению Городской
Думы поступать в выс­шие технические заведения России и получать образование на
средства от заведения. Также по окончанию заведения, в зависимости от успехов, каждому
выпускнику выплачивалось пособие в размере от 50 до 100 руб­лей (данную сумму не нужно
было возвращать училищу позднее, не от­рабатывать).
В заведении сформировался профессиональный, знающий свое дело, обслуживающий 
и педагогический коллектив (около 30 человек): дирек­тор, инспектор, десять преподавателей,
четыре воспитателя, зав. мастер­скими, 4 мастера, 4 подмастерья, библиотекарь, эконом,
кастелянша, два повара, два хлебопека, буфетчик,4 сторожа (2 сторожа спален, 2 дворовые
караульные), доктор, фельдшер, сестра милосердия. В разные годы здесь трудились
питомцы лучших университетов страны: Московского, Казан­ского, Томского,
Санкт-Петербургского технического и учительского ин­ститутов, Строгановского училища и,
конечно, иркутских учебных заве­дений.
Распорядок дня был суровым:
в 6 часов - подъем, чистка сапог, одевание, умывание, строй;
в 7 часов - чай;
с 8 до 12 - уроки в классах;
с 12 до 13 - обед, отдых;
с 13 до 17 - работа в мастерских;
с 17 - до 19 - чай, отдых;
с 19 - 21 - вечерние занятия, уроки.
В определенные дни недели, в вечерние часы, проводилась хоро­вая спевка, гимнастика,
уроки танцев, игра на инструментах в духовом оркестре. В 22 часа -сон.
Свободного времени было очень мало. Ребята помогали и в подсоб­ном хозяйстве заведения,
где имелись три лошади, две коровы, свиньи, работали на огороде, заготавливали сено со
своего покоса.
У заведения имелась и своя форменная одежда: черная шинель (лет­няя и зимняя,
утепленная), тужурка, брюки рабочие (серые), брюки вы­ходные (суконные), нижнее
белье - бязевое, сапоги кожаные, фуражка и ремень. Все предметы, вещи - под личным
номером: чужого не возь­мешь и своего не отдашь.
Крепкая дисциплина поддерживалась целой системой наказаний: го­лодный стол 
(без чая, обеда - наказанного сажали за отдельный стол, где давали только кружку воды
и кусок черного хлеба), лишение воскресного отпуска - за мелкие провинности; светлый
карцер на день, темный карцер на трое суток с горячей пищей два раза в день, плюс белая
койка (войлок и простыня) – за постоянные двойки, дерзости по отношению к преподава­телям
и воспитателям. Абсолютно «безнадежных» исключали из школы.
При заведении имелись мастерские: механическо-слесарная, литей­ный цех, столярно-токарна
я, кузница, сапожная.
Воспитанники старались внести в быт своего дома свойственную их возрасту молодость и 
веселье. Зимой в большом дворе устраивался каток, который ребята заливала сами.
Несмотря ни на какие морозы, в обяза­тельном порядке вечером полтора часа вся школа
проводила на коньках. Летом же на этом самом месте устраивались игры, где можно побегать,
покричать, помериться силой: лапта, городки, свайка, бабки. Выходы в театр, на концерты
были редки: два-три раза в год как награды хороши-стам и отличникам. После того, как в
Иркутске открылся кинематограф, воспитанников ежемесячно выводили на просмотр
фильмов. В первые дни каникул всем заведением по вечерам плавали на лодках и купались
в Иркуте.
Ежегодно 29 декабря устаивалась большая ёлка, богато украшенная и хранящая за 
пышными и тёмными ветками подарки для учащихся. На ёлку приглашали важных гостей:
генерал-губернатора, попечителей, при­ходили родственники учащихся. Но юные сердца
ждали самых дорогих гостей из сиропитательного дома Елизаветы Медведниковой и
Мариин-ского приюта. Для гостей готовился концерт: ребята выступали с расска­зами,
стихами, пели
Праздники заканчивались и начинались будни: снова уроки, задания. В первых классах было
по 12-14 человек, в старших от 8 до 11, так что спрашивали ежедневно. Вечером - работа в
мастерской, где выполнялись настоящие заказы от горожан.
Какие же изделия выпускались учениками заведения? Это были:
тиски ручные;
станок револьверный;
лампы;
винты пароходные;
резные столики;
этажерки;
табуреты;
кресла;
курятники и др.
Всего на сумму тысяча семьсот двадцать шесть рублей (на 1925 год). Заведение имело хорош
ую по тем временам библиотеку, ежемесячно на 100-150 руб­лей выписывались газеты и
журналы тридцати наименований!
Нужно сказать, что после выпуска учащиеся с 16 августа выходили на работу по своей
специальности в заведение на один год с зарплатой двадцать пять рублей в месяц и имели
бесплатный обед. Лишь после это­го года своеобразной стажировки они были совершенно
свободны.
Заведение имело устроенный быт и подходящее помещение не сразу. В первые годы своей
деятельности оно влачило поистине жалкое су­ществование. Но с 1881 года, когда
закончилась тяжба между наслед­никами, была снята опека с имущества покойного,
дела стали меняться к лучшему. По завещанию на заведение выделялось 80 тыс. рублей.
Но по­сле закрытия дела сумма выросла в десять раз. Всего же по постанов­лениям Думы от
16 ноября 1890 года и 22 августа 1895 года на нужды заведения было выделено до двух с
половиной миллионов рублей, что позволило говорить о постройке нового здания.
Существует два адреса первого здания заведения (возможно, что оно переезжало). 
Первый- два дома на улице Береговой (современная Нижняя Набережная) в Спасском
приходе, второй - дом на углу улиц Амурской и Луговой (архитектор А. Разгильдеев).
Очевидно, здания пострадали при пожаре 1879 года.
Затем заведение прописывается по адресу: Знаменское предместье. Дом, принадлежащий 
декабристу С.П.Трубецкому, находившийся на пе­ресечении улиц Якутской и Трубецкой
(место, где ныне располагается ос­тановка "ПУ-1"). К дому примыкал значительный
земельный участок. Здание было большим, но разделенным на множество комнаток с
низки­ми потолками. Дом был неудобен для нужд заведения, и 1893 году были начаты
работы по созданию проекта нового здания.
На конкурс были предложены пять проектов (один из них пред­ставила вдова купца
Калыгина - проект архитектора Кудельского (бу­дущий Дом офицеров)). Практически все
предложения были отклонены как не отвечающие требованиям при содержании,
воспитании и обучении ремеслу сирот и детей бедных граждан. Создание проекта
заведения по­ручили академику Р.Р. Марфельду.
9 мая 1904 года, в присутствии генерал-губернатора Князева, ду­ховенства и уважаемых лиц 
города, после торжественного молебна был заложен первый камень в фундамент здания.
Отвечали за строительство подрядчики Русинов и Курбатов. По договору все помещения
нужно было сдать в 1906 году. Этого не произошло по ряду, как мы бы сейчас сказали,
объективных причин. События первой русской революции 1905 года вызвали перебои в
движении транспорта, что привело к остановке строительства, так как многие материалы
привозились из европейской части России. Иркутское землетрясение 1906 года повредило
уже возве­денные части здания. И лишь в 1908 году были сданы учебные и жилые помещения,
домовая церковь, магазин готовых изделий, кузница, литей­ная, столярная и слесарная
мастерские. Заведение было обставлено новой мебелью, все мастерские оснащены новыми
станками, элек­трическими пилами и т.д.
Первая мировая война коснулась и Трапезниковского заведения с его устроенным бытом и
медленным течением жизни. Некоторые преподава­тели и выпускники были призваны на
фронт. В мастерских заведения, как и в других ремесленных школах, выполнялись военные
заказы. Не под­лежащие призыву выпускники работали на иркутских заводах и фабри­ках,
оборудованных для военных нужд.
Война казалась бесконечной... Вот уже и в далекий Иркутск стали поступать эшелоны с ранеными. По решению Городской Думы часть по­мещения Трапезниковского заведения занял госпиталь, к работе по лече­нию раненых привлекли и врачей заведения. А дети учились, сдавали эк­замены.
Февральская революция. О событиях этого вре­мени бывший преподаватель музыки в ремесленно-воспитательном заве­дении им. Н.П.Трапезникова - И.М.Гершевич вспоминал так: "Директор Шангин с первых дней революции исчез, надо полагать, был убран, как не соответствующий духу времени. Исполняющим обязанности директора стал Якимов, но и его пребывание было недолгим, так как его взгляды были тождественны взглядам Шангина.. В конце сентября или октября 1918 года в восемь часов вечера было назначено пе­дагогическое совещание, во время которого явились три товарища. Один, которого я знал (сейчас не помню фамилии) поздоровался со мной и об­ратился к Якимову, предложив ему следовать за ним. Люди эти были по­сланы большевиками. Якимов исчез. После этого училище распалось".
Наступили 1918 - 1920-ые года. Красные, белые. Кто прав, кто вино­ват - разве разберешь?
В Трапезниковском заведении почти два года хо­зяйничали чешские и словацкие солдаты.
А когда им пришлось ухо­дить из города, не забыли прихватить с собой все ценное из
оборудования мастерских училища.
Вслед за этим не повезло и зданию. В декабре 1919 года в городе шли бои с 
белогвардейцами, началось восстание. Повстанцы заняли Зна-менское предместье, по
Ушаковке пролегла линия фронта: правый берег -восставшие солдаты и рабочие дружины,
левый - войска колчаковцев. Память о боях хранят названия улиц: Рабочего штаба,
Баррикад, Декабрь­ских событий и т. д. Вот тогда здание-крепость понесло урон: было
раз­рушено правое крыло.
Отгремели над Иркутском звуки боев. Был расстрелян адмирал Колчак. Россия надолго
забудет, что был он прекрасным минером и та­лантливым флотоводцем, полярником и
гидрографом, отныне останется памятен он как самый опасный и коварный враг.
Новая власть решает новые проблемы: восстановить хозяйство, на­кормить и одеть людей,
устроить рабочие места, воспитать детей. И ста­рое Трапезниковское заведение получило
новую форму: рабочий тех­никум, вскоре переименованный в
индустриально-профессиональную школу. В первый год были набраны две группы:
токари и столяры. Ребя­там приходилось зарабатывать самим себе на жизнь: столяры
изготавли­вали рамы для окон и дверей, табуретки и прочую мелкую мебель, слеса­ри - разную
домашнюю посуду: сковородки, чугуны, ведра, корыта. Все это менялось на продукты
и одежду у иркутян и жителей местных дере­вень.
Постепенно профессионально-техническая школа становилась на­стоящим учебным 
заведением. Выпускник 1928 года Л. Я. Губерман вспоминал: "1924 год. Осень.
В профессионально-техническую школу был объявлен набор. Я держал экзамен по русскому
языку и математике, письменно и устно. Зачислен в школу. Что же представляла собой школа?
В основном корпусе левое крыло - исправное, здесь размещались кварти­ры преподавателей,
правое крыло, до входа, исправное, остальная часть разрушена. Мастерские располагались так:
весь верх - слесарное отделе­ние, а внизу - механическая мастерская, в подвале - жестяная
мастерская. Кузница - три горна, никакой механизации не имелось. Литейная вагран­ка и
небольшая формовочная площадь".
Дом, как и прежде, принял детей, лишенных родительского тепла. В Иркутске было много
детских домов и приемников - наследие всякой войны. В 1929 году детские дома
"Юный труд", "Юный транспортник", Маратовский, Жилкинский и детская колония были
распущены, а их вос­питанники без всяких экзаменов приняты в профессионально - техниче­скую
школу. По образованию дети были различны. Для совершенно не­грамотных были организованы
дополнительные группы, где они усилен­но занимались. Для остальных четыре года обучения
строились сле­дующим образом: первые два года обучения проводились по единой про­грамме для
всех специальностей. Выявлялись способности каждого уче­ника. После второго года обучения
ребята выезжали в подшефные дерев­ни для ремонта сельскохозяйственной техники. Обычно это
были деревни Балаганского района, над ко­торым шефствовали учреждения Маратовского района
города. На третьем году обучения, после теоретической подготовки (детальное изучение
оборудования) ребята допускались в мастерские. Их знакомили со всеми имеющимися в наличии
станками, приучали на них работать. На четвер­том курсе начиналась полнодневная
самостоятельная работа в мастерской и подготовка к экзаменам. После успешной сдачи
последних, учащиеся допускались к выполнению пробы для определения квалификации.
Необ­ходимо было изготовить определенное изделие и грамотно выполнить все операции.
Режим работы был следующим:
С 8 часов до 12 часов - теоретические занятия по общеобразова­тельным предметам 
(физика, химия, русский язык, алгебра, геометрия, черчение, обществоведение, немецкий
язык, физкультура) и техническим предметам.
С 12 до 13 часов - обед.
С 13 до 17 часов - практическая работа в мастерских.
На четвертом курсе учащиеся каждую пятницу работали весь день. Практический навык и
теоретическая подготовка давали возможность получить твердую специальность и готовили
к будущей работе на произ­водстве.
Постепенно увеличивался набор профессий, получаемых в учебном заведении. Школа
выпускала слесарей, токарей, фрезеровщиков, кузне­цов, модельщиков, литейщиков и т.д.
С началом коллективизации потре­бовались технически грамотные кадры для села. И в 1928
году в профес­сионально- технической школе открылось тракторное отделение.
Первый советский выпуск учащихся состоялся в 1926 году - восемнадцать человек.
Первые советские годы заведения связаны с Монголией. Вообще именно через
Иркутск устанавливались связи Советского Союза с этой страной. В Иркутске
останавливались делегации, направляемые из обеих стран. В середине двадцатых годов в
учебных заведениях города появи­лись ребята из Монгольской народной республики.
Учились они и в доме за Ушаковкой, получая навыки столярного ремесла.
Подростки в школе жили трудно и голодно. Выдаваемая в столовой пареная капуста, а к ней
камбала и ржаной хлеб, были как деликатес. Не было денег на приобретение одежды,
многим ученикам не в чем было выйти на улицу.
Но они были молоды, веселы и талантливы. Ребята организовали духовой оркестр из 
двадцати человек, душой которого был старшина из класса литейщиков А.З.Карпов.
С оркестром ходили на демонстрации, устраивали вечера. Ставили спектакли.
Первый советский директор - Николай Григорьевич Силаков, коман­дир бронепоезда во
времена гражданской войны. Преподаватель физики, алгебры и геометрии Д.М. Давидович,
несмотря на тяжелую болезнь, об­рекшую его на костыли, был хорошим педагогом,
дисциплина и успевае­мость на его занятиях были прекрасными.
Преподаватель обществоведения Миллер была для детдомовцев как мать, у нее они 
искали ответы на самые важные жизненные вопросы. За­помнили ребята и военрука
Д.Е. Зверева. Командир партизанской армии в Приангарье, освобождавший вместе с
Черемховскими горняками Ир­кутск, участвовавший в аресте Верховного правителя, был для
мальчишек живой легендой, кумиром, слово которого закон. Зверев вывозил подро­стков в
летние лагеря. Именно это запомнилось выпускнику тридцатых годов И.Ф.Титову: «Ночная
тревога, с винтовкой ползешь на животе, днем - стрельбы. В свободное время-купание на
Ушаковке, загорание на прибрежном песочке».
В тридцатые годы под боком училища вырастал будущий гигант со­циалистической индустрии,
первенец тяжелого машиностроения в Иркут­ской области - завод им. В.В.Куйбышева.
Еще в 1907 году были переведены в Иркутск обозные мастерские. Во время 
индустриализации на их основе начали строительство завода. В первую очередь вступил в
строй механический цех, начавший выпускать сложное оборудование для золотодобывающей
промышленности. Вторая пятилетка добавила мартен, цех металлических конструкций,
механосбо­рочный, механический и инструментальный цеха. Постепенно жизнь школы стала
подчиняться ритму завода. Она и именоваться стала по-другому - фабрично-заводским
училищем при заводе им. В.В.Куйбышева. Отныне выпускники училища прямым ходом из
стен учебного заведения переходили в цеха завода, последний определял и набор
профессий. Завод подчинен объединению "Союззолото", и училище начинает подготовку
кадров для золотодобывающей промышленности (дражных и буровых механизмов и т.д.).
Его выпускники вместе с молодым заводом осваивали производство драг "Гном", запасных
дражных частей, бегунных чаш, ва­гонеток и т.д. По заказу Ленских золотодобытчиков в
мастерских учили­ща под руководством опытных мастеров руками ребят была сделана
дро­билка "Белка". Это не первое, столь нужное народному хозяйству изде­лие. В 1934 году в
училище силами учеников был изготовлен токарно-винторезный станок" Самарская
самоточка".
Перед войной училище выпустило около трех тысяч человек, став­ших прекрасными 
специалистами, а за все дореволюционные годы было подготовлено всего около семисот
человек.
Это были юноши и девушки, только вступившие во взрослую жизнь и уже крепко в ней
обосновавшиеся.
Но наступила война...
22 июня 1941 год...
С первых дней Великой Отечественной войны Ремесленное училище №1 перешло на новый
режим работы. И если в первые месяцы войны в стенах его еще пытались сохранить
распорядок мирного времени, то, на­чиная с 1942 г., заведение перешло исключительно на
выполнение обо­ронных заказов, направляемых в учебные мастерские заводом им.
Куй­бышева. Подростки самостоятельно изготавливали огнеметы, мины, дета­ли для «Катюш».
Немало славных страниц в летописи Великой Отечественной отве­дено тем, кто, выйдя из 
стен училища, отправился на передовую.
В 1943 г. был награжден Орденом Красной Звезды ИЗТМ токарь им. Куйбышева,
выпускник РУ №1 В.И. Давыдов. А известие о присвоении ему Героя Советского Союза,
пришедшее годом позже, уже не застало лейтенанта Давыдова в живых. Мужество и
смекалку проявил этот раз­ведчик в боях за освобождение Черноморского побережья.
После победы над Германией возвратились с фронта другие выпускники Ремесленного
училища - А.Ф. Шаманский, Г.В. Баламуткин, за доблестные заслуги пе­ред Родиной также
награжденные звездой Героя Советского Союза. Не один десяток юношей вернулись с
фронта с орденами и медалями.
Закончилась война, оставив после себя разрушенную страну. Жизнь потребовала новых 
специалистов различного профиля. G каждым днем совершенствовался учебный процесс,
выдвигались новые критерии к зна­ниям. В 1950-ые годы появились новые кабинеты:
механики, электротех­ники, электроники, лаборатория холодильных установок. И, как обычно,
училище готовило специалистов традиционного «металлического» про­филя: токарей,
слесарей, литейщиков. С 1958 года заведение стало име­новаться Городским
профессионально-техническим училищем № 1. Срок обучения по различным специальностям
составил от года до трех лет. В 1960-ые годы появился «электронный» профиль: ГПТУ №1
выпускало теле- и радиомехаников, обучало работе на станках с программным управлением.
Все эти годы училище оставалось базовым предприятием ИЗТМ им. В. Куйбышева.
Послевоенные десятилетия отмечены высоким уровнем спортивной подготовки учащихся, 
в заведении работали секции классической борьбы, настольного тенниса, легкой атлетики.
По праву гордится училище свои­ми выпускниками: К.В. Вырупаевым, ставшим 2-х кратным
Олимпийским чемпионом по классической борьбе, Е.Г. Багрянцевой, призером Олим­пийских
игр по легкой атлетике, В.Н. Палладухиным и В.А. Матусевичем - заслуженными
работниками физической культуры.
1980-1990-ые годы отмечены особым творческим подъемом и взле­том, энтузиазмом 
мастеров и преподавателей, учащихся. В эти годы идет интенсивное развитие учебно-материа
льной базы училища, оснащение новым оборудованием учебных мастерских. Именно тогда
был создан спортивный комплекс: стадион с тартановым покрытием, тренажерный зал, зал
бокса, бильярдная, стрелковый тир. В 1995 г. в училище был от­крыт областной Музей
истории профессионально-технического образова­ния. Память сердца, волнующие
воспоминания ведут сюда десятки выпу­скников.
В 1998 году училищу был присвоен статус лицея, в 2011 – статус техникума.
Много еще дел и творческих замыслов у инженерно-педагогического коллектива, 
который с оптимизмом смотрит в будущее, видит цели и задачи на перспективу, продолжает
передавать свой опыт и знания обучающимся, дарит тепло и заботу своим питомцам.




Выводить нормативные документы:

Подпишитесь на рассылку новостей